***Я заметил, что мир, в котором живут художники, замкнут, мы общаемся с одними и теми же людьми, мы иногда покупаем или вымениваем работы друг друга. Больше половины моих статуэток купили именно художники. А я приобрел несколько картин своих друзей. В шальные девяностые намыл некоторое количество денег на продаже очень сомнительных акций, я вложил их в лавочку с красками. Особенной прибыли она, конечно, не приносила, но лет пять все-таки про-держалась. Я иногда давал краску в кредит, а художники дарили мне за это свои картины. Правда, я под-держивал самых завернутых из них. Теперь сам не знаю, куда девать эти картины, но пока они весят у меня на стенах рядом с моими. Люди со стороны, то есть не художники, конечно, тоже кое-что иногда покупают, но они, как правило, не могут расшифровать язык ху-дожника, который сделал данную работу. Может им не хватает времени или мешает суета, рассмотреть самое главное в этой работе. Они, зачастую, относятся к ней как к новому зеркалу для своего Мерседеса, не более того. Хотя я заметил, что они подсознательно чувствуют удачную работу,

хотя, к сожалению, весьма по-верхностно. Получается странная штука – художники работают на внутренний рынок, для художников. Полное отсутствие экспорта, конечно, погубило бы всю тусовку. Под экспортом я имею ввиду не отправку работы в другую страну, а продажу обывателю. К счастью среди нас есть люди которые много продают работ на экспорт, а деньги тратят, в общем-то на других ху-дожников. В то же время не могу сказать, что во всем этом есть какая-то организация или законо-мерность. Все про-исходит стихийно и случайно, а сплоченность рядов очень виртуально. В конце концов каждому приходится вы-живать самостоятельно, таким образом происходит естест-венный отбор. Наш мир вообще замкнут, мы движемся от абсолютного нуля к абсолютному нулю. Рембрандт, наверное, по-давился бы собственной бородой, увидев сегодня-шнюю живопись, или то, что вытворяют наши сов-ременники и называют именно так, кстати, меня видимо можно, присоединить к этой компании сов-ременников. А если сравнить совершенство скульптуры Микеланджело, и какие ни будь композиции из

рек-ламной индустрии, то ста-новится понятно, на сколько все деградировало. А ведь рекламой сейчас занимаются очень грамотные люди, которые пытаются остаться художниками, и на эту тему созданы целые институты. Что такое кар-тинка на ком-пьютере? Ведь это всего лишь набор цифр, а процессор использует всего две. То есть мы приблизились к абсо-лютному нулю как никогда. Если сократить цифры до одной, то получится инфо-рмационный вакуум, как после взрыва гиперядерной бомбы, останется только пыль, летящая в космосе.
Я в своем первом гноме, вырезанном из дерева, сделал три пуговки на плаще, а в пуговках вырезал дырочки и ниточки которые держали эти пуговки. За плечами гнома был вырезан рюкзак фирмы Daniel Ray, у меня раньше был именно такой рюкзак, с четырьмя удобными карма-нами по бокам. Плащ гнома был подпоясан завязанной лентой с узелком. Из под плаща, торчали стильные ботинки, на которых я даже каблуки вырезал. Зачем такое изобилие деталей? Я сам не знаю, но мне хотелось до-биться совершенства. Я сделал несколько таких работ, т. е. я его мультиплицировал со всеми подробностями. То он

держал яблоко, то банан, то мобильный прислонял к уху, то корчил рожи. Но от них не осталось фотографий, это были первые десять фигурок, проданные с голодухи за бездарные деньги, потом я начал все упрощать, сначала пуговки, потом рюкзак, потом шнурки на ботинках, перестал вырезать всякие бананы, яблоки, которые он держал в руках. Если бы я продолжал этот процесс, то я бы начал продавать заготовки, типа сделай гнома сам. Думаю именно это, произошло с нашим искусством. Мы автоматизировали все, что можно автоматизировать и упростили все, что можно упростить. Что же мы будем делать, если достигнем абсолютного нуля, если потеряем все сделанное за последние тысячелетия? Неужели мы все будем создавать снова? Или этот процесс необратим и мы будем вечно кружиться вокруг пустоты? К сожалению, у меня больше вопросов, чем ответов. Мы тут часто бухаем с одним профессором по выходным, и он мне читает лекции подробней, чем студентам в МГУ. Пойду куплю бутылку, может он мне все объяснит.
Волгоград

Черноусов Владимир

_10 июня 2005г.
МУЗЫКА:*1*2*3*4*5*6*7*


Рассказ